karmit: (Default)
[personal profile] karmit
Вот здесь [livejournal.com profile] mashka3 позавидовала тому, что я однажды работала в магазине (шутка, шутка!). Кстати, в самом посте замечательные фотографии с экскурсии в Хевроне - это был семинар на прошедших выходных, на котором мы тоже присутствовали (правда, на экскурсию не попали, но я там была и так много раз). Я действительно подружилась с семействами Мушников, Шмулевичей и других замечательных людей в то время, когда работала в магазине в Кирьят-Арбе. Но лучше бы я познакомилась с ними в другом месте.

Народ просил меня написать продолжение своего пути в Израиль, вернее, по Израилю. Вот, так сказать, кусочек биографии. Интересного в том, что я напишу, мало. Просто, чтоб было видно, что завидовать (ну хорошо, пусть даже стало завидно не потому что работала в магазине, а потому что с людьми общалась) совершенно нечему.

Жизнь одиночки на любом континенте нелегка, и Израиль - не исключение. Родительское крылышко далеко, и в финансовом плане приходится рассчитывать исключительно на свои возможности.

Я очень гордилась тем, что на пятый день после приезда в Израиль без экзаменов поступила в университет на факультет ивритской филологии. Но к концу учебного года я была совершенно вымотана физически - чтобы заработать на жизнь, приходилось работать по ночам на почте. Доходило до того, когда кто-то из знакомых меня окликал на улице, я реагировала примерно с пятого раза, поскольку весь этот год ходила как будто в полусне. Университет пришлось оставить (я к тому же завалила часть курсов, ведь при таком режиме я плохо соображала).

Сняла квартиру в Кирьят-Арбе (спасибо [livejournal.com profile] green_gluk и ее родителям, которые терпели меня месяц у себя дома, пока я искала жилье) и начала работать в разных местах то секретаршей, то на уборке (кстати, я также гордилась тем, что год в Израиле продержалась без уборок, ведь многие с этого начинают).

Здесь будет небольшой скачок во времени - я и так начала издалека.
Наконец, меня прибило волной к маленькому заводику в Кирьят-Арбе, который производил плитки для пола и продавал их. Я работала там секретаршей и вела начальную бухгалтерию - продажа, накладные, выплата зарплаты рабочим... В общем, работа была посильная, иногда сложная (пришлось вначале вникать в разные тонкости строительного дела), и, в общем, неплохая. Я люблю секретарское дело, легко запоминаю номера телефонов, имена и названия, ориентируюсь в пространстве (бывало даже, что я объясняла, по какой дороге лучше проехать к клиентам, нашему водителю, который родился в Израиле и работал шофером больше 20 лет!).

Рабочие на этом заводе все были арабы, евреев было, включая меня и начальника, еще 2 человека. Все они говорили по-арабски, как на родном языке, а мне не хотелось чувствовать себя дурой неучем, и я принялась заново учить арабский язык по своим университетским учебникам (у нас это был обязательный курс). На практике это делать оказалось легче, чем в теории, со временем я начала понимать, о чем идет речь, и связать пару слов.

Проблема была в начальнике с сумасшедшим характером и темпераментом. Я вообще не выношу, когда на меня повышают голос. А он орал на всех и почти постоянно, по любому поводу. Интересно, когда я действительно серьезно напортачила в рассчетах, и с ужасом ожидала реакции, то она оказалась относительно спокойной, и мы нормально разобрались в проблеме. Но выслушивать вопли по разным пустякам было невыносимо. Меня хватило на полгода такой работы. Выслушивать наезды о том, какая я тупая и ничего не умею, даже ради стабильной зарплаты, было невыносимо, моя нервная система была на износе - почти каждый день или начинался, или заканчивался слезами. Причем как человек мой начальник был неплохой, и даже во время серьезных трудностей одолжил мне деньги.

Я долго взвешивала ситуацию, и все-таки решилась уйти. Как назло, когда мне предлагали какую-нибудь работу, мой начальник вел себя нормально, и я оставляла мысли об уходе - не хотелось подкладывать ему свинью, перед моим приходом у него сменилось несколько секретарш. Но когда я окончательно приняла решение уходить (начальник просил этого не делать, но я уже решила, а уж я если решила...) то никакой другой работы на горизонте не маячило. Я уходила в никуда. Работу начала искать, но не находила.

Я все еще продолжала переживать. Думала - надо учиться уживаться с людьми, невозможно бегать с одного места работы на другое. Но в последний день работы главный арабский рабочий (по поводу работы я общалась только с ним, остальным арабам не разрешалось заходить в офис) мне сказал: "Не переживай ни в коем случае, ты далеко не первая и не последняя. Здесь сменилось очень много секретарш - и все, в конце концов, бросали ключи на стол и уходили."
И еще - ко мне однажды приехала в гости приятельница из Иерусалима и в поисках моей работы немного заблудилась, зашла в другое место. И когда спросила, как пройти, ей сказали: "А, это там, откуда секретарши бегут?"

Я ушла и начала интенсивные поиски работы - надо было на что-то жить и оплачивать счета. Просматривала объявления в газетах, не проходила мимо столбов, спрашивала знакомых, ходила на интервью в бюро по трудоустройству и организации в Иерусалиме - ничего не находилось. А минус в банке рос.

Уже была зима, январь. В это время в Кирьят-Арбе и Иерусалиме очень холодно - сильные ветра, ночью заморозки, а отопления в квартире не было. В один из дней, когда я возвращалась с очередного интервью в Иерусалиме, я, идя по улице в сторону тремпиады(у меня даже на городской автобус не было денег), почувствовала, что силы мои на исходе. Я с трудом доехала до дому (передвигалась только на попутках, на кирьят-арбовский автобус у меня тем более не было денег) и поняла, что заболела.
Прошло несколько дней, на протяжении которых я не могла не только идти искать работу, но и встать с кровати - температура, страшная ломота в суставах. И холод в квартире. Родители [livejournal.com profile] green_gluk принесли мне какие-то лекарства, но они не помогали, а до врача в поликлинике дойти у меня не было сил.
Но болеть мне было совершенно нельзя - каждый день капали деньги за электричество, воду, газ, за квартиру...
[livejournal.com profile] green_gluk сказала мне, что в маколете (магазине) требуется кассирша. Я задвинула подальше свою гордость - выбора у меня не было, и из последних сил пошла в магазин по поводу работы. У меня была высокая температура (я не знала, какая, градусника у меня не было), я чуть не теряла сознание.
Хозяин магазина меня спросил: "Когда ты можешь выйти на работу?" Я быстро посчитала в уме, к какому дню мне удастся выздороветь, и назвала день, который наступал через 3 или 4 дня.
На другой день, когда улучшения в моем состоянии так и не наступило, я собрала силы, встала с кровати и вскипятила воду. Налила таз и потихоньку опустила ноги в кипяток. Не знаю, откуда у меня появилась мысль сделать это - я совершенно ничего не соображала. И случилось чудо. Через несколько минут я вспотела и вдруг почувствовала себя человеком!
К тому времени, когда я пошла на работу, я нормально передвигалась, хотя еще долго сильно кашляла. Но выхода не было, у меня уже была работа, и надо было трудиться.

Зарплата была минимальная, по часам, и получалось меньше, чем было на прежней работе, а работа была физически тяжелая. Была своя специфика, что не было электронной кассы, считывающей коды с товаров, и многие цены приходилось держать в памяти, но с этим я справлялась - при том, что я гуманитарий, я хорошо запоминаю цифры. Кроме пробивания товаров в кассе, я оформляла по телефону заказы от жителей Хеврона и окрестных поселений (а также местных жителей, которым надо было получить товары с доставкой на дом), собирала их в ящики и тоже пробивала в кассе, раскладывала товары по полкам, делала заказы на молочные продукты в "Тнуве", и многое другое, разве что полы не мыла. Кондиционера в магазине не было, и зимой было холодно, летом - жарко, приходилось время от времени выбегать на улицу, чтобы заносить ящики, в которые я укладывала заказы.

В начале работы жаба меня душила страшная - как это я, такая умная, работаю на такой тяжелой малооплачиваемой работе, к тому же не требующей особого знания иврита. Знакомые, которые заходили в магазин, останавливали меня и трепались о том - о сем, им не приходило в голову, что я не просто так туда зашла, а нахожусь на работе, и мне не очень-то разрешается болтать во время работы. А когда видели меня за кассой, спрашивали в ужасе: "Ты что?!!! Что ты здесь делаешь?"

Но выбора у меня не было - когда ходишь на работу, то некогда ходить на интервью в поисках работы, время - деньги. Со временем я начала получать некоторое удовольствие от своей работы - стучала по клавишам кассы со скоростью звука, держала в голове кучу цифр-цен и другой информации, подшивала бумаги. И еще работникам магазина официально разрешалось позавтракать забесплатно, так что хоть какая-то гарантированная еда у меня была. И еще я узнала о разных видах продуктов и других товаров, о существовании и назначении которых раньше не подозревала. И то, что я познакомилась там со многими людьми, было тоже большим достоинством этой работы.

Как обычно, на мою беду, быстро выяснилось, что у меня хороший почерк, и мне поручалось рисовать плакаты с объявлениями о разного рода мивцаим (мероприятиях). В этот период я познакомилась со многими людьми, вот тогда-то я и стала захаживать в гости к Мушникам и другим - нашим клиентам. На улице со мной многие здоровались, и это было приятно. У магазина была одна клиентка, которую все боялись - старушка, не выходившая из дома, она всегда делала заказы по телефону. Она была немного привередлива, и когда звонила, все работники прятались подальше (хозяин магазина шипел: "Меня нет! Меня нет!"). Опять же, на мою беду, она возлюбила меня и отныне желала говорить по телефону только со мной, жаловалась на грубость хозяина магазина. Характер у него был не сахар, многие на него жаловались, но не было сравнения с моим прежним начальником.

Вставать приходилось рано - на работе полагалось быть в 6-30 утра, и пришлось усилием воли приучить себя ложиться спать не в час ночи, а в двенадцать. И еще среди дня, когда у меня был перерыв, я приходила домой, заводила будильник, спала час - и шла на работу до вечера.
А дело-то молодое - и жить иногда хотелось, так что после работы я еще ехала в Иерусалим в КСП, на концерты, тусовки - и все тремпами (на попутках).

Справедливости ради я скажу, что не всегда я была вежлива с клиентами (разные они все-таки попадались), и до сих пор мне неудобно за это. Но вообще, хотя кроме меня, было еще 2 кассирши ([livejournal.com profile] mashka3, помнишь - на детской площадке в Кирьят-Арбе я разговорилась с девушкой с коляской, это была одна из наших кассирш), и одна из них тоже русскоговорящая, "русские" бабушки-дедушки обращались часто ко мне с просьбой помочь им найти что-то на полках или прочитать непонятную надпись на иврите. И, не скрою, было приятно слышать в свой адрес: "Как хорошо, что Вы есть!" К концу моей работы хозяин даже оставлял меня иногда вместо себя присматривать за магазином.

Вскоре я вышла замуж, и муж сказал: "Все, хватит работать." И за пару дней до свадьбы я покинула это место. С облегчением. Работа была каторжная, поверьте. Однажды мне пришлось отлучиться в поликлинику на анализ крови, во время которого я потеряла сознание, и все равно мне пришлось вернуться на работу, потому что в тот момент не было кому меня заменить.
Как водится, отпускать меня не хотели (а привередливая клиентка-старушка чуть не плакала), хозяин был готов оплачивать мне поездки из Иерусалима и обратно (после свадьбы мы с Барухом поселились в Иерусалиме), но об этом и речи быть не могло. К сожалению, после этого я толком нигде не работала, и очень об этом жалею. Но это уже другая история.

А еще - когда я откуда-то ухожу, то там все необратимо меняется. Вот и сейчас - того плиточного заводика давно нет - разорился, а в магазине теперь другой хозяин. Манией величия я особо не страдаю. но эту странную закономерность я заметила.

Ничего не бывает зря, и этот период был нужен для чего-то. Опять же - я была бы рада подружиться с теми, с кем тогда познакомилась, при других обстоятельствах. Но - вышло вот так, и я не жалею. Хотя, когда подаю куда-то автобиографию, то каждый раз сомневаюсь - писать там про магазин или не писать.

Спасибо, если кто прочитал до конца эту бодягу. Маша, ну как, завидно?

Ну вот, о себе написала, о людях - почти ни слова. Я чуть позже исправлюсь. А по Кирьят-Арбе я до сих пор скучаю.

Profile

karmit: (Default)
karmit

March 2017

S M T W T F S
   1234
56 7891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags