karmit: (я)
... и день варенья настанет. Неутешительный итог - я все еще вечный студент, во всех смыслах. Что-то хорошее в этом тоже, наверное, есть - должно быть.
karmit: (я)
... и день варенья настанет. Неутешительный итог - я все еще вечный студент, во всех смыслах. Что-то хорошее в этом тоже, наверное, есть - должно быть.
karmit: (Default)
Ах, оставьте вашу скуку!
Я не верю в вашу муку.
Дайте руку, дайте руку,
И забудьте про мораль.
Повернитесь вы к окошку,
Там увидите дорожку,
Где уходит понемножку
Восемнадцатый февраль.

Read more... )
karmit: (Default)
Ах, оставьте вашу скуку!
Я не верю в вашу муку.
Дайте руку, дайте руку,
И забудьте про мораль.
Повернитесь вы к окошку,
Там увидите дорожку,
Где уходит понемножку
Восемнадцатый февраль.

Read more... )
karmit: (Default)
Да. Так где же мои 16 лет,а?
karmit: (Default)
Да. Так где же мои 16 лет,а?
karmit: (Default)
Я планировала порадовать народ очередной байкой о давнем дне рождения, но у меня нет настроения. Все тому виной прошедшие события. Раввин нашего поселения, как оказалось, был в Амоне и получил по голове. Уважаемый пожилой человек. Слава Б-гу, на ногах и вполне здоров.

У нас впереди известная неизвестность. Очень пахнет войной.

Но я все-таки что-то расскажу. О том, как я пару месяцев назад ездила в Иерусалим.

Мои детки, видимо, попрыгали на моей испанской гитаре ручной работы, которую я берегу и после использования убираю подальше. Но в тот раз не уберегла, и гитара была найдена разбитой. Однако ремонту подлежала.
С помощью дорогих ЖЖ-юзеров я нашла телефончик женщины по имени Анат, которая живет где-то на севере нашей необъятной страны и занимается починкой гитар. Ее муж Йегошуа раз в неделю ездит в Иерусалим преподавать что-то, связанное с музыкой, и заодно собирает гитары для починки.

При первой возможности мы с мужем насобирали дела, которые нужно было сделать в Иерусалиме, и двинулись в путь.
На выезде из нашего поселения подобрали девушку-тремпистку, которой тоже надо было в Иерусалим, выехали из ворот, и я позвонила Йегошуа, чтобы назначить место встречи.
После того, как я закончила разговор, девушка-тремпистка вдруг сказала: "У меня есть родственник, которого тоже зовут Йегошуа, он живет на севере, и его жена чинит гитары." Мы с мужем слегка обалдели. Я спросила у девушки: "Как зовут его жену?" "Анат, она моя двоюродная сестра." Мы все вместе захохотали. Я уже давно перестала удивляться подобным вещам, страна у нас маленькая, но это все-таки было удивительно - в случайный день собраться встретиться с незнакомым человеком, подобрать у дороги незнакомую девушку и выяснить, что мы едем встречаться с ее родственником! Такое редко бывает.

Мы доехали до Иерусалима, девушка где-то вышла, муж поехал по своим делам, а я взяла гитару и пошла к месту встречи с Йегошуа. Отдала ему гитару, рассказала об интересном эпизоде, мы посмеялись и разошлись.

После этого я планировала прошвырнуться по магазинам в центре города. Идти пешком несколько остановок мне было лень, и я пошла к автобусной остановке. Пока ждала автобуса, меня окликнул мужчина средних лет и с русским акцентом спросил, как проехать до Большой синагоги. Я сказала, что нам по пути, и что я покажу ему, где выходить. Во время ожидания и во время поездки разговорились. Он сказал, что закончил двухгодичные курсы экскурсоводов и проводит частные экскурсии. И вот сейчас его попросили провести экскурсию по Иерусалиму, и в том числе по Большой синагоге. Но вот незадача - на курсах их не возили в Большую синагогу, и поэтому он специально приехал из Герцлии (!), где он живет, чтобы посмотреть на синагогу и узнать о ней побольше, чтобы провести экскурсию.

Я его спросила, а куда их возили, и возили ли, например, в Хеврон. Нет, в такие места - на территории - их и подавно не возили. Я посоветовала ему когда-нибудь все-таки постараться туда доехать, ведь там находятся святые для евреев места. И заодно рассказала, что не так давно жила в Текоа, где рядом находится Иродион - тоже важное историческое место, и что сейчас я живу в Неве Цуф в Шомроне, где тоже хватает исторических мест, история просто лежит под ногами. И что это красивейшие места, где живут удивительные люди, и я советую ему при возможности там побывать.

И вот в процессе разговора мой попутчик меня спросил: "Скажите, а почему вы жили и живете в таких местах... Кирьят-Арба, Текоа, теперь - Неве-Цуф..." Я уточнила: "В каких местах? В смысле - на штахим (территориях)?" "Да." Автобус уже подъезжал к остановке, на которой надо было выходить. Мне нужно было поскорее формулировать, и я сказала первое, что пришло в голову: "Из-за людей, а еще из-за того, чтобы поддерживать штахим..."

Я не ожидала такой реакции своего собеседника - он открыл рот и смотрел на меня с таким уважением, что мне стало неудобно, и свой рот я, наоборот, закрыла.

Мы вышли из автобуса, пожелали друг другу всего хорошего и разошлись каждый в свою сторону.

Я думала о том, как хорошо, что есть такие интересующиеся люди, у которых работа связана с Эрец Исраэль.
А еще о том, почему я хочу жить только в поселении на штахим.

Да, это правда, - я уже не могу жить в городе, хотя выросла в почти мегаполисе.
Я люблю идти по улице, здороваться со всеми встречными, спрашивать, как они поживают, и отвечать на аналогичные вопросы, дышать воздухом, который можно пить, видеть красивейшие виды. Здесь в пятницу вечером после молитвы народ высыпает из синагоги и не расходится по домам, а тусуется на площади всей деревней. Один дяденька регулярно покупает на свои деньги конфеты и раздает их детям там же, на площади. Здесь хорошо и просторно детям, которые могут бегать и прыгать по тротуару, не рискуя толкнуть кого-нибудь - не ходят здесь люди по улице толпами. Открыть дверь дома - и выйти не на лестничную клетку муравейника, а прямо на улицу, где на дорожках валяются шишки, желуди, вокруг море кустарников и деревьев, и поют птицы.

И, живя здесь, удерживать кусочек Эрец Исраэль - мы здесь чувствуем ее под ногами.

А в городе все чужие, мне странно идти и ни с кем не здороваться. В город хорошо приехать, пробежаться, почувствовать быстрый ритм эпохи - и вернуться домой. Вот.
karmit: (Default)
Я планировала порадовать народ очередной байкой о давнем дне рождения, но у меня нет настроения. Все тому виной прошедшие события. Раввин нашего поселения, как оказалось, был в Амоне и получил по голове. Уважаемый пожилой человек. Слава Б-гу, на ногах и вполне здоров.

У нас впереди известная неизвестность. Очень пахнет войной.

Но я все-таки что-то расскажу. О том, как я пару месяцев назад ездила в Иерусалим.

Мои детки, видимо, попрыгали на моей испанской гитаре ручной работы, которую я берегу и после использования убираю подальше. Но в тот раз не уберегла, и гитара была найдена разбитой. Однако ремонту подлежала.
С помощью дорогих ЖЖ-юзеров я нашла телефончик женщины по имени Анат, которая живет где-то на севере нашей необъятной страны и занимается починкой гитар. Ее муж Йегошуа раз в неделю ездит в Иерусалим преподавать что-то, связанное с музыкой, и заодно собирает гитары для починки.

При первой возможности мы с мужем насобирали дела, которые нужно было сделать в Иерусалиме, и двинулись в путь.
На выезде из нашего поселения подобрали девушку-тремпистку, которой тоже надо было в Иерусалим, выехали из ворот, и я позвонила Йегошуа, чтобы назначить место встречи.
После того, как я закончила разговор, девушка-тремпистка вдруг сказала: "У меня есть родственник, которого тоже зовут Йегошуа, он живет на севере, и его жена чинит гитары." Мы с мужем слегка обалдели. Я спросила у девушки: "Как зовут его жену?" "Анат, она моя двоюродная сестра." Мы все вместе захохотали. Я уже давно перестала удивляться подобным вещам, страна у нас маленькая, но это все-таки было удивительно - в случайный день собраться встретиться с незнакомым человеком, подобрать у дороги незнакомую девушку и выяснить, что мы едем встречаться с ее родственником! Такое редко бывает.

Мы доехали до Иерусалима, девушка где-то вышла, муж поехал по своим делам, а я взяла гитару и пошла к месту встречи с Йегошуа. Отдала ему гитару, рассказала об интересном эпизоде, мы посмеялись и разошлись.

После этого я планировала прошвырнуться по магазинам в центре города. Идти пешком несколько остановок мне было лень, и я пошла к автобусной остановке. Пока ждала автобуса, меня окликнул мужчина средних лет и с русским акцентом спросил, как проехать до Большой синагоги. Я сказала, что нам по пути, и что я покажу ему, где выходить. Во время ожидания и во время поездки разговорились. Он сказал, что закончил двухгодичные курсы экскурсоводов и проводит частные экскурсии. И вот сейчас его попросили провести экскурсию по Иерусалиму, и в том числе по Большой синагоге. Но вот незадача - на курсах их не возили в Большую синагогу, и поэтому он специально приехал из Герцлии (!), где он живет, чтобы посмотреть на синагогу и узнать о ней побольше, чтобы провести экскурсию.

Я его спросила, а куда их возили, и возили ли, например, в Хеврон. Нет, в такие места - на территории - их и подавно не возили. Я посоветовала ему когда-нибудь все-таки постараться туда доехать, ведь там находятся святые для евреев места. И заодно рассказала, что не так давно жила в Текоа, где рядом находится Иродион - тоже важное историческое место, и что сейчас я живу в Неве Цуф в Шомроне, где тоже хватает исторических мест, история просто лежит под ногами. И что это красивейшие места, где живут удивительные люди, и я советую ему при возможности там побывать.

И вот в процессе разговора мой попутчик меня спросил: "Скажите, а почему вы жили и живете в таких местах... Кирьят-Арба, Текоа, теперь - Неве-Цуф..." Я уточнила: "В каких местах? В смысле - на штахим (территориях)?" "Да." Автобус уже подъезжал к остановке, на которой надо было выходить. Мне нужно было поскорее формулировать, и я сказала первое, что пришло в голову: "Из-за людей, а еще из-за того, чтобы поддерживать штахим..."

Я не ожидала такой реакции своего собеседника - он открыл рот и смотрел на меня с таким уважением, что мне стало неудобно, и свой рот я, наоборот, закрыла.

Мы вышли из автобуса, пожелали друг другу всего хорошего и разошлись каждый в свою сторону.

Я думала о том, как хорошо, что есть такие интересующиеся люди, у которых работа связана с Эрец Исраэль.
А еще о том, почему я хочу жить только в поселении на штахим.

Да, это правда, - я уже не могу жить в городе, хотя выросла в почти мегаполисе.
Я люблю идти по улице, здороваться со всеми встречными, спрашивать, как они поживают, и отвечать на аналогичные вопросы, дышать воздухом, который можно пить, видеть красивейшие виды. Здесь в пятницу вечером после молитвы народ высыпает из синагоги и не расходится по домам, а тусуется на площади всей деревней. Один дяденька регулярно покупает на свои деньги конфеты и раздает их детям там же, на площади. Здесь хорошо и просторно детям, которые могут бегать и прыгать по тротуару, не рискуя толкнуть кого-нибудь - не ходят здесь люди по улице толпами. Открыть дверь дома - и выйти не на лестничную клетку муравейника, а прямо на улицу, где на дорожках валяются шишки, желуди, вокруг море кустарников и деревьев, и поют птицы.

И, живя здесь, удерживать кусочек Эрец Исраэль - мы здесь чувствуем ее под ногами.

А в городе все чужие, мне странно идти и ни с кем не здороваться. В город хорошо приехать, пробежаться, почувствовать быстрый ритм эпохи - и вернуться домой. Вот.
karmit: (цветочек)
Написала я свой экзамен (эх, теперь результат ждать недели 3).
Зато теперь можно день варенья отмечать (не скажу, что веселое это дело, но зато еще повод сделать тортик).
karmit: (цветочек)
Написала я свой экзамен (эх, теперь результат ждать недели 3).
Зато теперь можно день варенья отмечать (не скажу, что веселое это дело, но зато еще повод сделать тортик).