karmit: (я)
[personal profile] karmit
Предыдущая часть

Весна 1996.
Ох и длинный же первый год в Израиле - я еще только полгода прожила и рассказываю, выдергивая клочки то там, то там, и конца не видно.

Однажды у меня в комнате зазвонил телефон - женский голос назвался, кажется, психологом (впрочем, я не уверена) и пригласил меня встретиться в одном из зданий кампуса. Так мы познакомились с Адой. Я до сих пор не знаю точно, какая у Ады была должность - возможно, социальный работник. Я видела, что к ней постоянно приходили русскоговорящие студенты. Потом я подружилась с одной девушкой, и она говорила мне, что к Аде приходили просить стипендии.
Впрочем, я от материальных тем старалась отгородиться, у нас как-то сразу начались разговоры о высоком. То есть, изначально подразумевалась моральная помощь как бедному родственнику репатриантке, и мы договорились, что я буду приходить раз в неделю, в день, когда у меня было окно между лекциями. Мы разговаривали о том-о сем, перескакивая с одной темы на другую, разбирая какие-то ситуации в жизни вообще и во взаимоотношениях с людьми в частности. Ада приехала в страну в тот год, когда я родилась, уже взрослым человеком - ей было что сказать, а мне было что спросить.

Хотя мне в Израиле было хорошо и привычно с самого начала, все равно жизнь надо было строить новую, включая отношения со старыми друзьями и знакомыми. Так что мне, в общем-то, Аду подослали вовремя, крыша у меня слегка ехала, слишком много нового навалилось.
Ада предлагала мне и материальную помощь - стипендию от какого-то фонда. Но я отбивалась, как только могла. Почему? Дура была, разве непонятно? Я не хотела получать то, что мне не положено - поскольку была уверена, что все равно это отнимут потом в другом месте. Я считала, что руки-ноги у меня на месте, и я могу заработать сама. Ада пыталась меня убедить, что как я могу знать - а вдруг, если дают, то положено?! Через несколько месяцев Ада, когда я пришла к ней на очередную встречу, сказала, что на мое имя выписан чек, и отправила меня в один из офисов университета. Тут уже я не стала отказываться - сумма, хоть была не очень большая, но помогла мне прикрыть минус на счету.

Я иногда начинала интересоваться Каббалой (вернее, тем, за что ее выдавали популяризаторы), и об этом мы с Адой тоже беседовали. Она была ученицей Лайтмана (хм-хм, ага) и даже подарила мне кассеты с музыкой рава Ашлага в обработке Лайтмана (очень хорошая музыка, между прочим, и подарок довольно дорогой).

Именно Ада дала мне почитать книгу Кармелы Райз "Прыжок через пропасть" - историю 18-летнего отказа Кармелы и ее семьи. Через несколько лет, уже будучи замужем, я эту книгу при первой же возможности купила, и перечитываю ее время от времени (не потому что склероз, а потому что книга хорошая). Еще оказалось, что Кармела работает у нас в университете, и они с Адой подруги. Ада меня отправляла к ней познакомиться, но я категорически отказалась - что я ей скажу? Сейчас я бы пошла и очень жалею, что тогда не сделала это.
С другой своей подругой (там же, в университете) Ада меня заставила познакомиться - мы хорошо побеседовали о Лайтмане и о птичках, и на этом все закончилось.

В конце учебного года, когда обстоятельства так сложились, что мне пришлось бросить университет, Ада предлагала мне попытаться помочь, но я решила в любом случае взять академотпуск на год. Отпуск оказался навсегда. Я то жалею, то не жалею об этом.

Осенью 1996 года, когда я уже переехала из Бар-Илана, Ада однажды сказала мне приехать в Тель-Авив в гостиницу "Цидон" - там заседала комиссия по распределению материальной помощи. Сказали ехать - я поехала, но то, что я там увидела, мне очень не понравилось. Передо мной вызывали кандидатов на эту самую помощь, зачитывали характеристику от тех, кто их прислал, и эти самые кандидаты должны были доказать, что они действительно нуждаются. Когда дошла очередь до меня, зачитали характеристику от Ады (помню, что было сказано "очень особенная" - я, да), и не успели меня ни о чем спросить, потому что я им сказала примерно следующее: "Уважаемые, меня сюда прислали по ошибке, я вам никак не подхожу. Я молодая и здоровая и, с Б-жьей помощью, найду работу и не буду ни от кого зависеть, а помощь лучше дайте тем, кто действительно нуждается." Вот об этом я точно не жалею, хотя очень скоро настали трудные времена.

Когда я ушла из университета, Ада назначала мне встречи у нее дома в Реховоте, я приезжала к ней даже из Кирьят-Арбы. Мы все так же беседовали о разных жизненных ситуациях. Мне было страшно неудобно - обычно люди за такие беседы платят деньги, но тут мы с Адой друг друга стоили по вредности характера. Так продолжалось почти целый год, пока я не нашла работу на полную ставку и не могла так далеко приезжать, мы иногда общались по телефону. Даже моя мама ей однажды звонила, когда была у меня в гостях и не соглашалась со мной по одному вопросу.

Когда я засобиралась выходить замуж, то, конечно, отправила Аде приглашение на свадьбу. Она приехать не смогла и прислала мне чек - хотя имела полное право это не делать.

Я очень благодарна Аде и часто ее вспоминаю.

Тринадцатая часть

Profile

karmit: (Default)
karmit

March 2017

S M T W T F S
   1234
56 7891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags